Внимание мировых инвесторов всецело направлено на китайскую экономику, но для Австралии судьба ее крупнейшего торгового партнера особенно важна.


Инвесторы тщательно анализируют последние данные по торговле и росту, пытаясь оценить состояние здоровья второй по величине экономики в мире. Австралийский доллар, который считают барометром темпов роста ВВП Китая, в этом месяце совершил отскок в надежде на заключение торговой сделки между Вашингтоном и Пекином, а также на фоне шагов Поднебесной для поддержания своей экономики мерами стимулирования.  

Однако подъем «австралийца» на 2.2% с начала месяца выглядит очень скромно в сравнении с его обвалом на 10% по итогам 2018 года, когда он стал худшей валютой Б10 в паре с долларом США. Австралийские акции тоже чувствовали себя не лучшим образом – за год индекс ASX/S&P 200 просел почти на 4%. Давление со стороны китайского фактора сопровождается самым масштабным за последние 35 лет спадом на рынке жилой недвижимости в Австралии, а также дальнейшим раздуванием долга домохозяйств.

Таким образом, австралийские рынки оказались лакмусовой бумажкой, которая покажет, как в наступившем году будут развиваться два главных экономических тренда – растущее влияние Китая и накопление долгов в западных экономиках. Ключевой вопрос для инвесторов – начнет ли австралиец расти, или же валюта возобновит снижение на фоне замедления китайской экономики и дальнейшего ухудшении ситуации на рынке недвижимости.


 «Австралийский долларждут непростые времена, он может подешеветь на 25-30%. Валюте могут устроить настоящую «кровавую баню» — Центробанк не будет противиться падению курса национальной валюты, чтобы привлечь финансирование и ослабить давление на внутреннюю инфляцию»,- предупреждает Колин Харт, лондонский стратег BNP Paribas Asset Management.


РБА и рынок жилья

РБА обеспокоен состоянием рынка недвижимости, он попросил банки накопить капитал для поглощения убытков в секторе жилья. Но если кредиторы не найдут ресурсов на разрешение кризиса, Центробанку, возможно, придется смягчить финансовые условия и снизить процентные ставки, что ударит по валюте.  

Макс Лин, валютный стратег NatWest Markets в Гонконге, утверждает, что рынок сейчас закладывает в цену один шанс из пяти, что РБА снизит ставки от текущего рекордного минимума 1.5%, несмотря на то, что регулятор неоднократно отмечал, что следующим изменением в монетарной политике будет повышение стоимости кредитования.


«Направление движения валюты будет больше определяться внутренними факторами, включая позицию РБА в контексте ситуации на рынке жилья», — отметил Кери Крейг, глобальный стратег JPMorgan Asset Management в Мельбурне.


Цены на жилье в Австралии, где один из самых дорогих рынков недвижимости в мире, уже начали падать. В декабре снижение составило 1.3% и оказалось максимальным с 1983 года, а по итогам года рынок просел на 6.1%. 

Разворот начался после продолжительного бума, который берет начало в середине 1990-х гг. Шейн Оливер, главный экономист AMP Capital в Сиднее, отмечает, что цены на жилье выглядят «растянутыми» в сравнении с доходами, ставками арендной платы и мировыми стандартами.

Китай пробуксовывает

По данным CEIC, долг домохозяйств в стране составляет 120% от ВВП. Это один из самых высоких показателей среди развитых стран. Потребители  «столкнулись с периодом делевериджа», вследствие чего экономический рост стал зависеть от госрасходов, комментируют аналитики Morgan Stanley.

Причем уже сейчас экономика страны начинает пробуксовывать. В третьем квартале рост ВВП резко замедлился, а в предыдущем квартале составил 0.3%. Главным фактором давления на экономику являются слабые потребительские расходы, в результате чего годовой ВВП замедлился с 3.4% до 2.8%.

Таким образом, экономика страны становится зависимой от темпов роста Китая, где в последние месяцы появляются признаки более резкого, чем предполагалось, замедления экспансии. В середине января КНР рапортовала о неожиданном сокращении экспорта в декабре, причем спад оказался самым масштабным за два года.

Спрос на сырье

Любые признаки ослабления спроса на сырье омрачают перспективы богатой ресурсами Австралии. Импорт железной руды в Китай снизился на 1% в 2018 году, отразив спад впервые за восемь лет. Напомним, железная руда – главный экспортный продукт Австралии.

Крейг из JPMorgan отмечает, что подъем целевых местных инвестиций в Китае должен поддержать цены на железную руду и, как следствие, австралийский доллар. Этим фактором в сочетании с более осторожным подходом Федрезерва, который сдерживает потенциал роста доллара США, некоторые аналитики оперируют, дела ставку на восстановление аусси.

Однако инвестиционный директор GAM  в Лондоне Пол Макнамара настроен пессимистичнее.


«Австралийский доллар торгуется в точности так же, как валюты развивающегося сегмента – они зависят от роста экономик за пределами США. Так что учитывая замедление Китая и негативные сигналы из Европы, сложно говорить об энтузиазме в отношении австралийской валюты», — подчеркнул Макнамара.

profinance.ru